Поздно – только когда умер
June 12, 2016
Люди часто думают, что в их возрасте (цифра тут может быть какой угодно: и 35, и 75) уже незачем обращаться к стилисту или тренеру, потому что «поздно уже об этом думать», или потому что «в таком возрасте всё равно ничего сделать уже нельзя».
Так вот, "ничего нельзя сделать" - только когда ничего не делаешь (но даже и тут возможны варианты!), а «поздно» - только когда умер.

Судя по тому, что в свои сорок пять я чувствую то же, что и в тридцать, и в двадцать, и в семь, только глубже и ярче - дальше всё будет только углубляться. И желание чувствовать себя здоровой, сильной, красивой и свободной – это желание будет только крепнуть по мере возрастания вероятности ослабеть, заболеть, подурнеть и зациклиться.

И ко мне, и к Ассоль обращаются люди самых разных возрастов. Те, кто относятся к происходящему с ними не как к борьбе, а как к интересному бесконечному процессу, те и хорошеют, выздоравливают и начинают чувствовать себя свободными и сильными, сколько бы лет им ни было.

Мы меняемся в любом возрасте.

И в любом возрасте можно скинуть лишнее и набрать недостающее. Подтянуть кожу или мышцы на любом участке тела, уменьшить или увеличить грудь.

Нет того, что не меняется. Быстрее или медленнее, сильнее или слабее - но не остаётся на месте то, о чём начал думать, чему начал уделять внимание, во что начал вкладывать энергию.

Борьба же не только бесполезна, а даже вредна: даже победив, окажешься побеждённым. В борьбе неизбежны откаты назад, срывы, «депрессняки» и ложное геройство.

«Сегодня объелась тем, о чём сама же говорю, что мне это не на пользу, но зато завтра не стану есть вовсе, и пройду N километров, в наказание за вчерашнюю слабость», или «сегодня я целый день ела противные мне овощи и занималась ненавистным мне спортом, поэтому завтра награжу себя пирожным» - это путь в никуда. Это борьба и непрерывное мотыляние туда-сюда по весу и состояниям, с лишениями себя того, что видится вкусным и желанным. Мука какая-то, а не жизнь.

То же самое с покупками и с одеждой – «побалую себя покупочками», «куплю себе сразу три пары», «было дёшево, я решила взять» - всё это, конечно, чудесно в случае, если тебе мил и желанен образ безвозрастной очаровашки, дом которой набит вещами и которая хвастливо жалуется, что «шкаф полон, надеть нечего, надо пойти ещё прикупить чего-нибудь, поднять себе настроение». Я не ёрничаю, это, в самом деле, бывает мило. Иногда. Но чаще - грустно и жалко: за этим щебетанием нередко стоит растерянность, непонимание самой себя, мучительные сожаление о потраченных деньгах, и непрерывная ложь самой себе о самой себе.

Что я предлагаю? Пожалуй, ничего.

Я сообщаю с точки зрения своего опыта, и опыта тех, за кем наблюдаю несколько лет: перемены возможны. И внешние, и внутренние.

Они не связаны с возрастом и не являются борьбой. Это вневременной, непрерывный, увлекательный, захватывающий процесс, в котором нет насилия над собой, а есть выбор. Постоянный и осознанный выбор того, что тебе нужно, а что нет. Если вам это нужно, вы и сами знаете, что делать.
На фото справа по сравнению с фото слева не могу сказать точно, сколько килограммов, радости, разных занятий, открытий и событий. К Ассоль в студию она пришла с палочкой. Алле Эммануиловне сейчас 70 лет.